Category: путешествия

Ad memoriam: А.К.Станюкович (1948-2015)



Вчера, 22 ноября 2015 г. скончался доктор исторических наук Андрей Кириллович Станюкович.
Мы были с ним дружны больше 30 лет. Вместе работали в экспедиции, пели песни и травили
байки у костра, писали совместные статьи. Потом жизнь разбросала, и в последние годы, так уж
случилось, мы не общались.
А фотография сделана в 1980 году. Эта наша с Андреем первая совместная экспедиция.
Пушкинские горы. Каменный крест на городище Воронич.

Ad memoriam: Л.В.Владимирский (1920-2015)



Ушел в вечность Леонид Викторович Владимирский. Художник нашего детства. Автор удивительно добрых и светлых иллюстраций к сказкам про Буратино, про Трех толстяков и про Изумрудный город.

Мы познакомились с Владимирским в деревне Вороничи в Тригорском в 2003 г. Леонид Викторович тогда отдыхал в Пушкинских горах, а наша экспедиция вела раскопки на городище Воронич. Вечером того же дня Владимирский с дочерью пришли в гости в наш полевой лагерь. Мы все вместе пили чай у экспедиционного костра. Он расспрашивал нас о раскопках и об археологии. Вспоминал, как создавал иллюстрации к Буратино, с гордостью рассказал, что именно он подарил Буратино полосатый колпачок (до этого все рисовали Буратино в белом колпачке).

Collapse )

Ленинград 30-х годов

Оригинал взят у vasik_catn в Разные картинки Ленинграда. С лёгким налётом конструктивизма.
Вот тут лежит чудесная подборка фотографий Ленинграда двадцатых-тридцатых годов с дельным комментарием. Рассмотреть родной город в деталях весьма полезно, автору подборки огромное спасибо; к переходу по ссылке подталкиваю)
Я же оттуда выудил пару фото для памяти.


01. Стадион "Петровский" - "им. Ленина" уже после реконструкции 1933 г. Но ещё в "конструктивистских одеждах". Тучков мост романтично обшарпанный. Википедия подсказывает, что это фото 1935 года сделано норвежским журналистом Эриком Сундвором.
Collapse )

О судьбе памятников Охтинского мыса. Рекомендации профессионалов

В связи с последними новостями об очередной попытке Газпрома добиться разрешения на застройку территории Охтинского мыса я публикую фрагменты текста Отчета рабочей группы Совета по культурному наследию при Правительстве Санкт-Петербурга по работе с документацией объектов археологического наследия на Охтинском мысу и определению их границ. Отчет, составленный группой высококвалифицированных специалистов, был завершен в начале 2013 г. Однако вплоть до настоящего времени Совет так и не удосужился этот Отчет рассмотреть, а выводы и рекомендации рабочей группы до администрации Санкт-Петербурга не доведены.

Иллюстративный материал поста взят из Отчета рабочей группы.

Полный текст Отчета будет опубликован в следующих постах

<…>
Решением Совета по культурному наследию при Правительстве Санкт-Петербурга в ноябре 2011 года была создана Рабочая группа по определению границ расположенных на Охтинском мысу объектов археологического наследия, выявленных в ходе исследований, проводившихся в период с 2006 по 2010 г. экспедициями СЗНИИ «Наследие» под руководством П.Е. Сорокина и ИИМК РАН под руководством Н.Ф. Соловьевой.
Collapse )
<…>

Сводный план выявленных объектов культурного наследия на Охтинском мысу

Рабочая группа считает необходимым:

1. Незамедлительно принять под охрану перечисленные объекты как самостоятельные вновь выявленные объекты археологического наследия, находящиеся на территории достопримечательного места «Охтинский мыс»;

2. Режимы охраны достопримечательного места «Охтинский мыс» разрабатывать с учетом нахождения на его территории перечисленных выше самостоятельных объектов археологического значения, а не как «предметы охраны».

3. Направить распоряжение о постановке на учет перечисленных выявленных объектов археологического наследия и материалов, связанных с ними в МК РФ на предмет проведения экспертизы, обосновывающей включение (не включение) их в единый государственный реестр в качестве объектов археологического наследия (с федеральной категорией охраны).

4. Вернуться к рассмотрению вопроса о категории охраны достопримечательного места «Охтинский мыс» на предмет рассмотрения повышения категории его охраны с регионального на федеральный.

5. В дальнейшем рассмотреть вопрос о возможности и способах музеефикации фортификационных сооружений, обнаруженных на территории Охтинского мыса.

Иоаннисян О.М. (руководитель группы) – кандидат исторических наук, заведующий сектором архитектурной археологии Государственного Эрмитажа
Знаменов В.В. – президент государственного музея-заповедника «Петергоф»
Ковалев А.А. – археолог, депутат Законодательного собрания Санкт-
Петербурга
Кононов А.А. – заместитель председателя ВООПИиК Санкт-Петербурга
Николащенко Б.В. – руководитель проектной группы-главный градостроитель проектов ГКУ НИПЦ генплана Санкт-Петербурга

«Старые песни о главном — 5». Фудзияма

Песня попала в «археологическую среду» не позднее 1983 г., возможно – через Кубанскую экспедицию ЛОИА. Она известна в двух (условно, «южный» и «северный»), не сводимых один к другому вариантах текста. В рукописи П.Азбелева «Майн Кайф» отмечено: «Группа любвеобильных девиц из ЛИИЖТа всё время пела нежным хором “Фудзияму”, оттуда мы её и принесли. Мы зачем-то “Фудзияму” отрихтовали, окончательно преобразили в триллер». Очевидно, что два варианта песни представляют собой первоначальный текст («южный» вариант), и «отрихтованный» текст Азбелева («северный» вариант). Публикуемый текст «южного варианта» записан в 1994 г. в Мирмекийской экспедиции ИИМК РАН, «северный» вариант публикуется по списку из рукописного сборника В.Н.Мордвинцевой
Collapse )

Много лет знаю Тасю Круглову. Трудяга, талантище, бессеребреница. Помогай ей Бог!

Оригинал взят у irboska в Снетогорский монастырь. Очередное кулуарное решение чиновников от культуры в Пскове.


"Хранительница монументальной живописи Псковского музея-заповедника Таисия Круглова, которой в соответствии с приказом директора музея завтра в 9.00 надлежит передать ключи от Собора Рождества Богородицы Снетогорского женского монастыря представителям Росимущества для последующей их передачи представителям религиозной организации монастыря, не собирается этого делать. Об этом она сообщила в беседе с корреспондентом Псковской Ленты Новостей.

«Сам факт соглашения о расторжении между территориальным управлением Росимущества и Псковским музеем-заповедником имел бы вполне законные основания, если бы речь шла просто об архитектурном памятнике религиозного назначения. Но представленный памятник является федеральным памятником культурного наследия с уникальными фресками. Это уникальный объект со сложной судьбой и в очень непростом положении», - заявила Таисия Круглова.

Она напомнила, что собор дважды горел, был забелен, активно перестраивался, пережил бесчинства оккупантов, использовался не по назначению, что негативно сказалось на его состоянии и теперь выдвигает повышенные требования к его сохранению.

Но самое главное, что сейчас в соборе еще не завершены ремонтно-реставрационные работы по архитектуре и монументальной живописи. «Зондажи открыты до сих пор, не решен вопрос обеспечения сохранности фрескового ансамбля, не гарантируется эта сохранность – кто будет за это отвечать?» - отметила Таисия Круглова.

Она добавила, что музей занимался сохранением фресок уже более 20 лет и накопил определенный опыт, основанный на ежедневных наблюдениях за состоянием памятника. «Практика последнего времени показала очень серьезную тенденцию. Последний факт, который мы зафиксировали, показал, что активное хозяйственное использование территории монастыря в условиях действующей монастырской обители очень негативно сказывается на состоянии храма. Речь идет о движении тяжелого, многотонного строительного транспорта вокруг собора. Это привело к тому, что образовалась новая трещина по северной стене на реставрационной вставке 2009 года», - поделилась своей тревогой хранительница монументальной живописи псковского музея-заповедника.

«По этому поводу мы все задокументировали, составили служебную записку и акт, которые направили председателю областного госкомитета по культуре Александру Голышеву и директору музея Юрию Киселеву. Но вот парадокс: мы эти документы подготовили 17 июля, когда за нашими спинами директор музея подписал вот это соглашение о расторжении с Росимуществом – не поставив нас как хранителей в известность. То есть сама процедура была кулуарной: за спиной, тайно – как будто мы решаем вопрос просто обыкновенного здания, а не судьбу наследия, на которое имеют право огромное количество людей», - добавила хранительница.

Она отметила, что как хранитель отвечает за сохранность памятника, но кроме приказа о передаче ключей никаких других бумаг не получала – в том числе даже не был составлен акт совместной проверки состояния памятника перед передачей. Также Таисия Круглова выразила сомнение в возможностях Росимущества поддерживать режим сохранности уникальных фресок. В связи с этим она заявила корреспонденту, что завтра утром не собирается передавать ключи от собора. Как будет дальше развиваться эта ситуация, она пока предположить не в состоянии."

http://pln-pskov.ru/culture/117187.html

Читайте также: http://pln-pskov.ru/culture/117186.html

http://pln-pskov.ru/culture/117184.html

Скульптуры на аттике Дворца Меншикова

С 22 по 24 июля южный (парадный) фасад Дворца Меншикова в Петербурге
был максимально близок к тому, каким его видели современники светлейшего
князя Александра Даниловича и императора Петра Алексеевича: на аттике
дворца были установлены модели статуй, украшавших дворец.



Дворец Меншикова

Collapse )

Ad memoriam: А. С. Косцова (1920-2006)

Сегодня ровно пять лет, как не стало моей мамы, Александры Семеновны Косцовой.



Последние семь лет жизни она готовила к публикации Вкладную книгу Кожеозерского монастыря – рукопись XVII-XVIII вв., хранящуюся в Эрмитаже (поступила в фонды Эрмитажа от Федора Антоновича Каликина). Мама завершила работу над комментариями к этой книге, и вскоре ее не стало. Она ушла из жизни 16 июля 2006 г., в день памяти преподобного Никодима Кожеозерского.
Collapse )

Не надо сравнивать Татьяну Славину и Наталью Соловьеву: такое сравнение оскорбительно для Славиной

Комментируя недавнее заключение о том, что при проведенных под руководством Натальи Соловьевой в феврале 2011 г. археологических работах на Невском проспекте (Невский, 68) «ничего ценного не обнаружено». Татьяна Лиханова назвала руководителя Группы Охранной археологии ИИМК «Славиной от археологии» (http://www.novayagazeta.spb.ru/2011/13/1). Позволю себе решительно не согласиться с этим определением.

Татьяна Славина – профессор архитектуры, доктор наук, руководитель архитектурной мастерской. Да, ее имя стало нарицательным, но Славина, насколько мне известно, никогда не пряталась за чужие спины, и все заключения, на основании которых давались разрешения на снос исторических зданий, были «именными»: ответственность за эти заключения принимала на себя лично профессор Славина.

Наталья Соловьева, кандидат исторических наук, с прошлого года руководит Группой охранной археологии (ГОА), созданной приказом директора ИИМК. Но ни ГОА, ни лично Соловьева от своего имени не выступают: все прикрывается именем и авторитетом Института истории материальной культуры РАН – одного из старейших археологических учреждений нашей страны, правопреемника Императорской археологической комиссии. Именно благодаря работам ГОА Институт истории материальной культуры заработал в городе презрительную кличку «Институт материальной халтуры». Хочу подчеркнуть — ИИМК не несет никакой научной ответственности за проводимые сотрудниками ГОА «охранные раскопки», поскольку с результатами этих раскопок подавляющее большинство сотрудников ИИМК просто не знакомы. На заседании Ученого совета ИИМК 16 февраля с.г. два ведущих отдела Института — отдел палеолита и отдел славяно-финской археологии — настаивали на том, чтобы результаты «охранных работ», проводимых Соловьевой и ее сотрудниками, проходили обязательную научную апробацию на заседаниях профильных отделов ИИМК (http://durnowo.livejournal.com/132093.html, http://durnowo.livejournal.com/140433.html), однако этот вопрос даже не был поставлен на голосование: по непонятной мне причине, такое положение дел устраивает администрацию ИИМК. Так что, надо полагать, и в дальнейшем археологи ГОА, специализирующиеся в изучении памятников первобытной археологии, будут продолжать раскопки памятников эпохи средневековья и Нового времени, и все это будет официально называться: "исследования, проведенные специалистами ИИМК". Ну, как если бы терапевты или невропатологи Первого Медицинского института проводили хирургические операции, и все это называлось бы "операции, проведенные специалистами Первого Медицинского института".

Так что, не надо сравнивать Татьяну Славину и Наталью Соловьеву: такое сравнение оскорбительно для Славиной.

Без предъявлении фотографий засыпанных раскопов, ОПИ, как известно, не утверждает отчет

На вопрос о том, почему руководство Охтинской экспедицией ИИМК оставило незаконсервированными (то есть – попросту, незасыпанными) раскопы, сейчас отвечают так: во-первых, землю, которую можно было бы использовать для засыпки раскопов, уже вывезли, так что, все равно, засыпать было нечем, а во-вторых, в договоре засыпка раскопов не была прописана.

Эти кадры сняты вчера, 8 декабря 2010 г. http://www.youtube.com/watch?v=LEiLEcKcUgU&feature=youtube_gdata. Хорошо видны незасыпанные раскопы, в том числе – Карлов бастион под снегом в незасыпанном раскопе (слева), а также огромные отвалы – большие кучи земли под снегом (справа). Таким образом, никто отвалы, слава Богу, не вывозил, и эту землю можно было пустить на засыпку раскопов. Ну, а распространяемые сведения о том, что землю вывезли и засыпать раскопы было нечем, мягко говоря, не соответствуют действительности.

То, что в договоре проведение рекультивации раскопов прописано не было, теперь уже является проблемой не заказчика строительства, а руководства Охтинской экспедиции, поскольку вина за разрушение незаконсервированных памятников в любом случае будет возложена именно на них. Кстати, обязательный характер рекультивации участка по окончании раскопок требует существующая инструкция к Открытому листу на право проведения археологических раскопок. Без предъявлении фотографий участка раскопок подвергнутого рекультивации, как известно, ОПИ ИА РАН не утверждает полевой отчет. Напомню соответствующие статьи из «Положения о производстве археологических раскопок и разведок и об открытых листах» (http://www.archaeology.ru/ONLINE/Documents/otkr_list.html): «6.27. По окончании раскопок исследователь обязан, если площадь раскопа не подлежит хозяйственному использованию, засыпать все сделанные на памятнике котлованы, удалить отвалы грунта, воссоздать почвенный слой и существовавший до начала раскопок ландшафт. В случае не завершения раскопа в силу объективных обстоятельств необходимо выполнить консервацию котлована и отдельных выявленных объектов, что должно быть всесторонне документировано и отражено в отчете». <…> 6.29. Восстановленный после раскопок участок памятника должен быть зафиксирован фотографически, и эта документация обязательно представляется в отчете».

В этой связи напомню слова из опубликованного 5 декабря письма А.М.Жульникова (http://durnowo.livejournal.com/134122.html): «Мы не закапываем раскопы только тогда, когда раскопанный памятник признается полностью исследованным, в нем отсутствуют выявленные недвижимые объекты, а раскоп находится в зоне строительства объекта! Как я понимаю, пока нет информации, подписан ли руководством охтинской экспедиции ИИМКа какой либо документ, подтверждающий, что в пределах их раскопа археологии не осталось. Но, судя по брошенным на Охте раскопам, руководство экспедиции ИММКа ведет себя так, как будто оно уже такой документ подписало!». К сожалению, ответить на вопрос так это или не так, я не могу – не владею информацией.

PS. Да, на видео хорошо видно, что на переднем плане, в зоне берегоукреплений, работает экскаватор. Я не знаю, что это за работы, хотя сам видел вчера, как работает этот экскаватор: наблюдал эти в начале 10-го утра, когда ехал на лекции СПбГУКИ и проезжал на такси по Большеохтинскому проспекту. Что это за работы мне не известно.

PPS. Я процитировал «Положение о производстве археологических раскопок и разведок и об открытых листах» в редакции 2001 г. Ниже, с подачи коллеги krivitein, привожу соответствующие статьи из «Положения...» в последней по времени редакции (2007):

«4.28. По окончании работ, если площадь раскопа не подлежит хозяйственному использованию, исследователь обязан засыпать все сделанные на памятнике археологии котлованы, удалить отвалы грунта, воссоздать существовавший до начала раскопок ландшафт. <…> По завершении исследования архитектурных остатков, в том числе каменных кладок, исследователь обязан принять меры к их консервации.
4.29. Если работы полностью не завершены, необходимо выполнить консервацию раскопа и отдельных выявленных объектов.
4.30. Работы по рекультивации и консервации раскопов и объектов на памятниках археологии необходимо фиксировать фотографически. Данная фотодокументация должна обязательно присутствовать в научном отчете».