Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Ad memoriam: Клэр Берри (1923-2014)

Оригинал взят у oldmitrich в Клары Берри не стало
Оригинал взят у jennyferd в СВЕТЛАЯ ПАМЯТЬ...
УМЕРЛА КЛЭР БЕРРИ, "ПОЛОВИНКА" ЛЕГЕНДАРНОГО ДУЭТА "СЁСТРЫ БЕРРИ".

Image Hosted by PiXS.ru

     В понедельник, 24 ноября, во Флориде умерла Клэр Берри, звезда американской эстрады и одна из самых ярких представительниц музыкальной идишской культуры, "половинка" знаменитого дуэта 50-60-х годов "Сестры Берри".

     Сестры Мина (1925—1976) и Клара (1923-2014) Бейгельман родились в Бронксе (район Нью-Йорка) в еврейской семье (отец Хаим эмигрировал из Киева, мать Эстер — из Вены). Дед жил в Киеве на Подоле, был хлебобулочником; переехал в США с семьей после начала гражданской войны.

     Будучи еще маленькими девочками, они участвовали в радиопередачах в дуэте под названием "Сестры Бейгельман". Первые записи на радио в качестве джазовых певиц были сделаны в конце 30-х.

     Они стали исполнять эстрадные песни на идиш и на английском языке, а также народные еврейские песни в аранжировке композитора и музыканта Абрама Эльштейна (Элстайна). Тогда же сестры Мина и Клара Бейгельман начали выступать под сценическими псевдонимами Мерна и Клэр Бэрри, а их дуэт стал именоваться "Сестры Берри".

     После смерти Мерны (опухоль мозга, 1976 год) Клэр много лет не пела. Впоследствие выступала с разными исполнителями (с Эмилем Горовцом, а также с русским певцом, живущим в Нью-Йорке и поющим на идиш, — Яковом Явно).



-----------------------------------------

Какой изумительный музыкальный дуэт, прославленный на весь мир... Благодаря легендарным сёстрам, благодаря их дуэту, чудесно сохранились и распространились многие песни на идиш. Это целая cокровищница, близкая еврейскому сердцу.

Смотрел, слушал и завидовал Украине



Смотрел ролик концерта в Лондоне и искренне завидовал Украине и Украинцам. Кажется, мы действительно видим процесс формирования нации. России до этого, увы, далеко. Не могу себе представить, чтобы нынешниюю версию сталинского гимна в России пели так же искренне и с такой же гордостью.

Вообще, проблема гимна России, на мой взгляд, продолжает оставаться нерешенной. Позволю себе высказать несколько соображений. Гимн должен отвечать трем требованиям: мелодию должен уметь воспроизвести даже человек, лишенный слуха, текст должен запоминаться при первом же прослушивании, и текст этот должен быть патриотичным в самом лучшем смысле этого слова. Ни одному из этих требований гимн Александрова-Михалкова, на мой взгляд, не отвечает. Гимн Львова-Жуковского "Молитва Русского народа" -- это безусловный гимнический шедевр, но он не соответствует существующему государственному строю России (а восстановление монархии, насколько я могу судить, в обозримом будущем вряд ли возможно). Полагаю, что в настоящее время идеальным вариантом гимна России является хор "Славься" из "Жизни за царя" (естественно, с текстом Городецкого, а не Розена).

«...времени пение берет самую малость, а пользы от этого пения, между прочим, целый вагон...»

«Художественный руководитель Государственного академического Московского областного хора имени А.Д. Кожевникова Николай Азаров возглавит хор аппарата Госдумы РФ… Первая встреча Азарова с участниками хора, в который уже записались 35 человек, пройдет 10 ноября» http://www.interfax.ru/russia/405795

Ну почему сразу вспоминаются бессмертные строки Булгакова:

«– И ведет под руку какого-то сукина сына, – рассказывала девица, – неизвестно откуда взявшегося, в клетчатых брючонках, в треснутом пенсне и... рожа совершенно невозможная!

И тут же, по рассказу девицы, отрекомендовал его всем обедавшим в столовой филиала как видного специалиста по организации хоровых кружков.

Лица будущих альпинистов помрачнели, но заведующий тут же призвал всех к бодрости, а специалист и пошутил, и поострил, и клятвенно заверил, что времени пение берет самую малость, а пользы от этого пения, между прочим, целый вагон.

Ну, конечно, как сообщила девица, первыми выскочили Фанов и Косарчук, известнейшие филиальские подхалимы, и объявили, что записываются. Тут остальные служащие убедились, что пения не миновать, пришлось записываться и им в кружок. Петь решили в обеденном перерыве, так как все остальное время было занято Лермонтовым и шашками. Заведующий, чтобы подать пример, объявил, что у него тенор, и далее все пошло, как в скверном сне. Клетчатый специалист-хормейстер проорал:

– До-ми-соль-до! – вытащил наиболее застенчивых из-за шкафов, где они пытались спастись от пения, Косарчуку сказал, что у него абсолютный слух, заныл, заскулил, просил уважить старого регента-певуна, стучал камертоном по пальцам, умоляя грянуть «Славное море».

Грянули. И славно грянули. Клетчатый, действительно, понимал свое дело. Допели первый куплет. Тут регент извинился, сказал: «Я на минутку» – и... изчез. Думали, что он действительно вернется через минутку. Но прошло и десять минут, а его нету. Радость охватила филиальцев – сбежал.

И вдруг как-то сами собой запели второй куплет, всех повел за собой Косарчук, у которого, может быть, и не было абсолютного слуха, но был довольно приятный высокий тенор. Спели. Регента нету! Двинулись по своим местам, но не успели сесть, как, против своего желания, запели. Остановить, – но не тут-то было. Помолчат минуты три и опять грянут. Помолчат – грянут! Тут сообразили, что беда. Заведующий заперся у себя в кабинете от сраму.

Тут девицын рассказ прервался. Ничего валерианка не помогла.

Через четверть часа к решетке в Ваганьковском подъехали три грузовика, и на них погрузился весь состав филиала во главе с заведующим.

Лишь только первый грузовик, качнувшись в воротах, выехал в переулок, служащие, стоящие на платформе и держащие друг друга за плечи, раскрыли рты, и весь переулок огласился популярной песней. Второй грузовик подхватил, а за ним и третий. Так и поехали. Прохожие, бегущие по своим делам, бросали на грузовики лишь беглый взгляд, ничуть не удивляясь и полагая, что это экскурсия едет за город. Ехали, действительно, за город, но только не на экскурсию, а в клинику профессора Стравинского» (М.Булгаков. Мастер и Маргарита. Глава 17).

История любимой детской песенки

Оригинал взят у karvio в Откуда у "Ёлочки" корни растут?
Оригинал взят у ros_lagen в Откуда у "Ёлочки" корни растут?
Оригинал взят у dmgusev в Откуда у "Ёлочки" корни растут?
Оригинал взят у sergeytsvetkov

Однажды председателю Союза писателей Александру Фадееву доложили, что пришла какая-то старуха, просит ее принять, говорит, что она стихи пишет. Фадеев велел ее впустить. Войдя в кабинет, посетительница села, положила на колени котомку, которую держала в руках, и сказала:
— Жить тяжело, Александр Александрович, помогите как-нибудь.
Фадеев, не зная как быть, сказал:
— Вы действительно стихи пишете?
— Писала, печатали когда-то.
— Ну, хорошо, — сказал он, чтобы кончить это свидание, — прочтите мне что-нибудь из ваших стихотворений.

Она благодарно посмотрела на него и слабым голосом стала читать:

В лесу родилась ёлочка.
В лесу она росла.
Зимой и летом стройная,
Зеленая была…


— Так это вы написали? — воскликнул изумленный Фадеев. По его распоряжению, посетительницу немедленно оформили в Союз писателей и оказали ей всяческую помощь.



Collapse )




«Старые песни о главном – 9». «На станции нашей…»

Из песен Псковской археологической экспедиции Эрмитажа 1960-х годов дольше всего (до конца 1980-х годов)в репертуаре экспедиционных застолий продержалась песня «На станции нашей…» (на мелодию песни «Крутится, вертится шар голубой» из кинофильма «Юность Максима»). С этой песней я вне Псковской экспедиции Эрмитажа не сталкивался. Правда, в 80-е годы она уже воспринимались как древность и в застолье 15 августа была традиционной «сольной партией начальника».
Collapse )

«Старые песни о главном — 4». «Гимн археологов»

Подтекстовка на мелодию песни «Глобус» М.Львовского и М.Светлова («Я не знаю, где встретиться / Нам придется с тобой…»), которая, в свою очередь, является авторской переделкой песни М.Светлова «За зеленым забориком» (1938). Устная традиция связывает происхождение песни с кафедрой археологии МГУ начала 1950-х гг. Название «Гимн археологов» условное, единого гимна у археологов СССР и стран постсоветского пространства нет. Публикуемая фольклорная версия бытовала в Псковской экспедиции Эрмитажа в конце 1950-х — начале 1990-х гг.
Collapse )