durnowo (durnowo) wrote,
durnowo
durnowo

Categories:

Отчет рабочей группы Совета по культурному наследию при Правительстве СПб. Часть 1

Фрагменты из Отчета рабочей группы были опубликованы в http://durnowo.livejournal.com/378526.html. Там же воспроизведены и иллюстрации из Отчета. Ниже публикуется полный текст Отчета рабочей группы


ОТЧЕТ РАБОЧЕЙ ГРУППЫ СОВЕТА ПО КУЛЬТУРНОМУ НАСЛЕДИЮ ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА ПО РАБОТЕ С ДОКУМЕНТАЦИЕЙ ОБЪЕКТОВ АРХЕОЛОГИЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ НА ОХТИНСКОМ МЫСУ И ОПРЕДЕЛЕНИЮ ИХ ГРАНИЦ

Исполнители:
Иоаннисян О.М. (руководитель группы) – кандидат исторических наук, заведующий сектором архитектурной археологии Государственного Эрмитажа
Знаменов В.В. – президент государственного музея-заповедника «Петергоф»
Ковалев А.А. – археолог, депутат Законодательного собрания Санкт-
Петербурга
Кононов А.А. – заместитель председателя ВООПИиК Санкт-Петербурга
Николащенко Б.В. – руководитель проектной группы-главный градостроитель проектов ГКУ НИПЦ генплана Санкт-Петербурга

Санкт-Петербург
2013

Решением Совета по культурному наследию при Правительстве Санкт-Петербурга в ноябре 2011 года была создана Рабочая группа по определению границ расположенных на Охтинском мысу объектов археологического наследия, выявленных в ходе исследований, проводившихся в период с 2006 по 2010 г. экспедициями СЗНИИ «Наследие» под руководством П.Е. Сорокина и ИИМК РАН под руководством Н.Ф. Соловьевой.

Группа была создана в следующем составе:

Знаменов В.В.
Иоаннисян О.М. (руководитель группы)
Ковалев А.А.
Кононов А.А.
Николащенко Б.В.

Необходимость создания такой группы была вызвана тем, что объекты археологического наследия, находящиеся на территории Охтинского мыса до сих пор не имеют самостоятельного охранного статуса. Несмотря на то, что сведения о выявлении этих объектов были направлены П.Е. Сорокиным в КГИОП еще 29.07. 2008 и 07.04.2009 никаких шагов по приданию им статуса выявленных объектов археологического наследия предпринято не было. В связи с этим следует напомнить, что согласно п. 6 ст. 18 ФЗ № 73 «Объекты археологического наследия считаются выявленными объектами культурного наследия со дня их обнаружения. Информация о выявленном объекте археологического наследия направляется соответствующим органом охраны объектов культурного наследия собственнику земельного участка и (или) пользователю земельным участком, на котором (или в котором) обнаружен объект археологического наследия, в течение десяти дней со дня обнаружения данного объекта».

После этого археологические исследования на Охтинском мысу были продолжены сперва экспедицией СЗНИИ «Наследие» под руководством П.Е. Сорокина, а затем экспедицией ИИМК РАН под руководством Н.Ф. Соловьевой. Пoлевoй этап археологических исследований был полностью завершен 30.10.2010. Отчеты о проведении исследований были предоставлены П.Е. Сорокиным и Н.Ф. Соловьевой заказчику и в КГИОП.

На основании результатов исследований П.Е. Сорокина и Н.Ф. Соловьевой, изложенных в их отчетах, дважды в 2010 (Акт экспертизы от 15.06.2010) и в 2011 (Акт экспертизы от 15.08.2011) государственным экспертом по проведению государственной историко-культурной экспертизы доктором исторических наук, заведующим сектором археологии Москвы Института археологии РАН Л.А. Беляевым проводилась государственная историко-культурная экспертиза на предмет обоснования включения в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации выявленного объекта археологического наследия «Ниеншанц (Охта I): Шведская крепость 1611-1703 гг.: участки культурного слоя, грунтовый могильник», расположенного по адресу: г. Санкт-Петербург, Красногвардейская пл., 2, литера К (территория между р. Невой и левым берегом устья Большой Охты.

Обе экспертизы Л.А. Беляева совершенно справедливо признали наличие на этой территории не одного, а нескольких объектов археологического наследия и в том числе:

1. Культурный слой поселений эпохи неолита-палеометалла V-III тыс. до н.э.;
2. Следы пребывания человека в эпоху бронзы – раннего металла II тыс. до н.э.-середины I тыс. н.э.;
3. Следы освоения зоны в древнерусский период;
4. Остатки укреплений шведской крепости Ландскрона 1300-1301 гг.;
5. Разрушенные культурные отложения и грунтовый могильник XIV-XVII вв.;
6. Рвы первоначального Ниеншанца 1611-1650-х гг.;
7. Рвы Ниеншанца 1650-1703 гг.

В экспертизе от 15.06.2010 Л.А. Беляев сделал вывод о том, что перечисленные объекты «можно отнести к объектам культурного наследия народов Российской Федерации и квалифицировать как достопримечательное место» (с. 15 Акта экспертизы от 15.06.2010).

В экспертизе от 15.08.2011 появилось уточнение, обосновывающее квалификацию данной территории как «достопримечательного места». Оно изложено Л.А. Беляевым следующим образом: «… несмотря на то, что все объекты относятся к различным эпохам и историко-культурным образованиям, на данной территории их невозможно рассматривать (тем более исследовать) отдельно друг от друга. Разделить эти объекты в реальном пространстве не представляется возможным – это сложная амальгама природных и культурных наслоений, остатков (часто только следов) сооружений и дискретных археологических контекстов. Вместе они представляют историко-природный комплекс. Таким образом, данный объект культурного наследия может рассматриваться только в комплексе» (с. 12-13 Акта экспертизы от 15.08.2011).

Однако вслед за этим следует более чем странный для экспертизы такого уровня вывод: «Достопримечательное место «Ниеншанц (Охта I) Шведская крепость 1611-1703 гг., участки культурного слоя, грунтовый моглильник» является важным объектом для истории и формирования исторической памяти Санкт-Петербурга и его округи. Несмотря на то, что объекты культурного наследия, имеющие археологическую составлющую, согласно ст. 4 ФЗ-73 считаются объектами федерального значения, все же эксперт склонен присоединиться к мнению членов секции археологического наследия Экспертного совета при Росохранкультуре (Протокол от 19 апреля 2011 г.) и рекомендовать достопримечательное место «Ниеншанц (Охта I) Шведская крепость 1611-1703 гг.: участки культурного слоя, грунтовый могильник» к постановке на учет в виде объекта регионального значения. Это территория, которая была освоена до возникновения города и оказала влияние на становление самого города. Изучение ее позволило реконструировать историю Приневья в древности, в средние века и в новое время. На взгляд эксперта для города первостепенное значение имеет именно эта мемориальная составляющая» (с. 14 Акта экспертизы от 15.08.2011).

Анализ этих экспертиз показывает, что государственный эксперт Л.А. Беляев не только противоречит себе в своих выводах, но открыто предлагает при определении статуса объекта нарушить ст. 4 ФЗ-73 («Несмотря на то, что объекты культурного наследия, имеющие археологическую составлющую, согласно ст. 4 ФЗ-73 считаются объектами федерального значения, все же эксперт склонен присоединиться к мнению членов секции археологического наследия Экспертного совета при Росохранкультуре (Протокол от 19 апреля 2011 г.) и рекомендовать достопримечательное место «Ниеншанц (Охта I) Шведская крепость 1611-1703 гг.: участки культурного слоя, грунтовый могильник» к постановке на учет в виде объекта регионального значения», ссылаясь не на проанализированные им же самим факты, а на некое «мнение членов секции археологического наследия Экспертного совета при Росохранкультуре», то есть на документ не имеющий значение экспертизы, а фиксирующий лишь частные мнения участников заседания Экспертного Совета.

Еще одна историко-культурная экспертиза рассматриваемого участка в 2010 г. была проведена группой специалистов-археологов под руководством О.М. Иоаннисяна (в группу входили: сотрудник Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН С.В. Бельский, старший научный сотрудник Государственного Эрмитажа, доцент Санкт-Петербургского государственного архитектурно-строительного университета, кандидат исторических наук Ю.М. Лесман, главный хранитель Отдела археологии Восточной Европы и Сибири, старший научный сотрудник Государственного Эрмитажа А.Н. Мазуркевич, старший научный сотрудник Института истории материальной культуры РАН, доктор исторических наук, доктор философии, доцент Университета Йоенсуу (Восточно-финский университет, Финляндия) А.И. Сакса, научный сотрудник Лаборатории археологии, исторической социологии и культурного наследия Факультета социологии Санкт-Петербургского государственного университета К.В. Шмелев, научный сотрудник ГУП Научно-исследовательского и проектного института “Спецпроектреставрация” С.Е. Шуньгина) в рамках судебного процесса по гражданскому делу № 2-737/10 в Куйбышевском суде г. Санкт-Петербурга.

Этой экспертизой было установлено наличие на территории Охтинского мыса 8 самостоятельных объектов:

1. Стоянки эпох неолита-энеолита;
2. древние поселения мысового городища новгородского времени и крепости Ландскрона;
3. фортификационные сооружения городища новгородского времени (рвы);
фортификационные сооружения крепости Ландскрона 1300-1301 гг. (рвы, вал, сруб деревянной крепостной башни);
4. древнее поселение крепости Ниеншанц XVII в.;
5. фортификационные сооружения крепости Ниеншанц 1611-1650-х гг. (рвы);
6. фортификационные сооружения крепости Ниеншанц 1650-х – 1703 гг. (рвы, валы и бастионы); остатки каменной постройки, и деревянных сооружений Ниеншанца;
7. могильник XVI – XVII вв.

На вопрос суда: «обладают ли эти объекты признаками объекта культурного наследия по смыслу, определенному ч.1 ст.3 Федерального закона РФ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации»?» экспертиза дала однозначно положительный ответ: «Все перечисленные восемь объектов обладают признаками объекта культурного наследия». Кроме того, эксперты отметили, что четыре из перечисленных объектов:

1. фортификационные сооружения городища новгородского времени;
2. фортификационные сооружения крепости Ландскрона;
3. фортификационные сооружения крепости Ниеншанц 1611-1650-х гг.;
4. фортификационные сооружения крепости Ниеншанц 1650-х – 1703 гг. и остатки каменной постройки

обладают не только признаками объектов археологического наследия, но и являются руинированными (и скрытыми землей) памятниками архитектуры. Вместе с тем, учитывая сложный конгломерат напластований этих объектов друг на друга, а также значимость исторических событий, связанных с территорией Охтинского мыса экспертиза определила всю эту территорию как объект культурного наследия, относящийся к виду «достопримечательное место» с наличием внутри него самостоятельных объектов археологического наследия. Категория этого «достопримечательного места» (региональная или федеральная) экспертизой не устанавливалась, так как наличие на его территории самостоятельных объектов археологического наследия априорно относит его к федеральной категории охраны.

Как видно, из сравнения между собой экспертных заключений Л.А. Беляева и группы О.М. Иоаннисяна все эксперты сошлись на том, что на территории Охтинского мыса находятся самостоятельные объекты археологического наследия - 7 в экспертизе Л.А. Беляева и 8 в экспертизе группы О.М. Иоаннисяна вызвано тем, что остатки древних поселений и грунтовый могильник в экспертизе Л.А. Беляева рассматриваются как один объект, а в экспертизе группы О.М. Иоаннисяна как два самостоятельных объекта.

Сошлись обе экспертизы и в том, что в целом вся территория Охтинского мыса должна быть отнесена к виду «достопримечательное место», однако, как уже было отмечено, группа О.М. Иоаннисяна не определяла категории «достопримечательного места», заведомо считая, что согласно ст. 4 ФЗ-73 наличие на его территории объектов археологического наследия дает основание относить это «достопримечательное место» к федеральной категории охраны, а Л.А. Беляев, отметив во второй редакции своей экспертизы это же обстоятельство, тем не менее, посчитал, что в данной ситуации требование закона может быть обойдено на основе частного «мнения членов секции археологического наследия Экспертного совета при Росохранкультуре».
Subscribe

  • Троица

    Сегодня праздник Троицы. Поздравляю всех, кто празднует этот день, пятидесятый день после Пасхи. Пятидесятницу. А завтра -- Духов день. На…

  • Ad gloriam: А.С.Косцова (1920-1996)

    А.С.Косцова. Фото 1959 г. Сегодня, 9 мая 2020 года, моей маме, Александре Семеновне Косцовой исполнилось бы 100 лет. В Эрмитаже, а котором мама…

  • Вальпургиева ночь

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments