durnowo (durnowo) wrote,
durnowo
durnowo

«Не навредить» – основа кодекса профессиональной чести археолога


В.Д.Белецкий. Псков, октябрь 1960 г. Фото Б.С.Скобельцина.

Четырнадцать лет назад, 8 января 1997 г. ушел из этой жизни мой отец, Василий Дмитриевич Белецкий (1919-1997) – археолог-профессионал, четыре десятилетия проводивший раскопки в Пскове и на Псковщине, почетный гражданин Пскова

Год назад я писал в этот день «В 1956 году они вместе с Григорием Павловичем Гроздиловым встали, взявшись за руки, на пути бульдозеров и остановили тем самым уничтожение культурного слоя в Довмонтовом городе Псковского Кремля (http://durnowo.livejournal.com/1505.html). Не только грамотно исследовать памятник, но, прежде всего, спасти его от уничтожения и сохранить для потомков – в этом отец видел основную миссию археолога, именно это он считал важнейшим показателем профессионализма» (http://durnowo.livejournal.com/38119.html).

Тогда, год назад, бои за Охтинский пятачок только начинались, и мы все даже не подозревали, во что, в конечном счете, выльется этот, казалось бы, локальный конфликт внутри небольшого академического института. Я искренне верил год назад в то, что любой археолог-профессионал, если он действительно профессионал, просто не может не соблюдать основополагающий принцип профессионализма в археологии: «Не навредить». Казалось, что достаточно просто напомнить коллегам о существовании этой основы кодекса профессиональной чести, и все вернется на круги своя.

Не вернулось.

И уже не вернется. Охта – это тот самый разлом, по одну сторону которого остались традиции петербургской-ленинградской археологии, а по другую пышным цветом расцвел так называемый «охтинский вектор» (http://durnowo.livejournal.com/115957.html), опирающийся на басманное правосудие и хамсуды.

«Мгновенья раздают – кому позор,
Кому бесславье, а кому бессмертье».

Как дошли мы до жизни такой? Или это одно из проявлений «подлых нулевых», сменивших «лихие девяностые»? Кто-то отнимает нефтяную компанию, а кто-то – археологическую экспедицию. И – верх цинизма – отнять памятник у исследователя не для того, чтобы изучать и сохранять, а для того, чтобы в угоду большим деньгам уничтожить. Кто-то пилит Юкос, а кто-то – Охтинский мыс. «Отличие этих пустячков от проблемы охтинских раскопок составляет, кажется, лишь порядок цифр» (http://durnowo.livejournal.com/145109.html). Вот уж воистину – suum cuique.

Михаил Илларионович Артамонов сказал, когда его поманили «членкорством» и «гертрудой»: «Тверские не продаются!». Отец – ученик Артамонова. И он тоже не продавался, хотя, на моей памяти, купить его пытались не раз и не два.

Как хочется верить в то, что, все-таки, большинство из нас – те самые «тверские».

«А в общем, надо просто помнить долг
От первого мгновенья до последнего».

Вспоминая отца, которого уже 14 лет нет рядом, я вспоминаю не только его уроки азам профессии, но, прежде всего, его бережное отношение к памятникам, которые подвергаются раскопкам. Именно от него я впервые услышал эти слова – «Не навредить». И этому же принципу – «Не навредить» – я пытаюсь теперь учить своих студентов. Я знаю, что мне далеко до отца – талантливого педагога и блистательного археолога-полевика. Но если я сумею передать своим ученикам этот важнейший принцип «Не навредить», перед памятью отца мне будет не стыдно.

PS. На фотографии отцу 41 год. И всего четвертый год он ведет раскопки Довмонтова города. Главные открытия – храмы, фрески, печати – еще впереди.

PРS. А на окне в комнате отца опять, как и в прошлом году, цветет амариллис.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments