Previous Entry Поделиться Next Entry
Вот такая война. Письмо к членам Отдела палеолита ИИМК РАН
durnowo
По просьбе Зав. Отделом палеолита ИИМК РАН, доктора исторических наук С.А. Васильева я без комментариев публикую его письмо, адресованное сотрудникам Отдела.

Вот такая война. Письмо к членам Отдела палеолита ИИМК РАН

Дорогие друзья и коллеги!

Вероятно, многие из Вас знают, что сегодня состоялся вопиющий поступок, не имеющий аналогий в истории нашего Института. Группа сотрудников Охтинской экспедиции, возглавляемой Н.Соловьевой, самовольно, не ставя в известность руководство и сотрудников нашего Отдела, захватила камеральное помещение № 50 и переместила коллекции В.П. Любина и Г.В. Григорьевой. Учитывая уровень нанятых этой экспедицией «археологических гастарбайтеров», гарантировать сохранность коллекций и имущества, хранившегося в камералке, невозможно. В связи с этим, мы переносим планировавшееся на 27 декабря обсуждение диссертации А.К.Очередного на более благоприятный для научной деятельности период. В понедельник в обычное время состоится ЗАКРЫТОЕ заседание Отдела палеолита с приглашением ТОЛЬКО сотрудников Отдела для обсуждения ситуации. Очевидно, коллеги, что нам объявлена война. Если мы спустим на тормозах этот наглый захват, завтра мы лишимся всех наших камералок и, может быть, даже самого Отдела.

Как Вы прекрасно понимаете, вопрос стоит не о судьбе небольшого помещения в подвале ИИМКа, вопрос стоит о судьбе нашего Института – будет ли ИИМК оставаться одним из ведущих академических центров российской и мировой археологической науки, или он превратится в «крышу» для шайки жуликов и проходимцев, ловко пилящих деньги заказчика.

Извините за не свойственные мне высокие слова, но мы должны помнить, что мы работаем в Отделе, где трудились Борисковский, Окладников и Рогачев, где Семенов разрабатывал основы новой области археологии. Неужели мы смиримся с захватом Института сворой жалких подонков?

Буду благодарен коллегам, которые оповестят максимальное число археологов в нашей стране и за рубежом о нынешней ситуации в ИИМК, только полная гласность способна помочь нам выжить. Речь, поверьте, идет именно о выживании, как это грустно и не звучит.

С уважением

С.А. Васильев

  • 1
Сергей Василич, разъясните пожалуйста, какой смысл вы видите в привлечении к этому конфликту общественности? Не подписи же собирать за посажение Соловьевой в турму?

К этому конфликту общественность никто не привлекает - письмо опубликовано для оповещения коллег-археологов о ситуации, сложившейся в ИИМК на исходе 2010 г. Речь уже не идет о расколе археологического сообщества - против археологов-профессионалов, многие десятилетия работающих в ИИМК, выступила группа лиц, набранных в группу Охранной археологии для проведения авральных раскопок Охтинского мыса в 2010 г. и подчиненных лично Н.Ф.Соловьевой. С Вашего позволения, комментировать последние события не буду - эмоции зашкаливают.

Понял. Насколько возможно, я слежу за ситуацией по вашим записям, поэтому причины, в целом, понятны.
Несколько странно, что коллеги-археологи оповещаются об этих безобразиях через ЖЖ в открытом доступе, ну да вам виднее.

Очень сочувствую вам и вашим коллегам, на самом деле.

Мой ЖЖ - это сейчас, кажется, способ наиболее оперативного оповещения коллег.

Теперь уже так дела обстоят? Да, грустно. С Вашего позволения я хотел бы перевести этот документ на английский, итальянский и болгарский языки, дабы отправить своим друзьям.

Учитывая слова С.А.Васильева: "Буду благодарен коллегам, которые оповестят максимальное число археологов в нашей стране и за рубежом о нынешней ситуации в ИИМК, только полная гласность способна помочь нам выжить", - полагаю, что это даже желательно.

Стыд какой. Это месть за давешнее заседание, что ли?

Так считают многие. Но я, пожалуй, рискну предположить, что это - наглость и ощущение вседозволенности и полной безнаказанности сотрудников ГОА ИИМК и лично зав. группой.

Археологи жгут!

Какой сюжет! - какая коммуналка! - уровень тот же!
И ОЧЕНЬ ПО-БАБЬИ!- блеск!

Сергей, я внимательно смотрю за тем, что происходит. Бодрости духа всем, кто на "стороне добра". Держитесь. Сопротивляйтесь.
Нет иного пути. Нельзя спустить на тормозах,хотя и при сопротивлении, может быть, победа будет за "ними".
Но как все похоже! Ужасно!
То же обвинение всех и вся в разворововании денег, научные подтасовки, те же захваты помещений (у нас на факультете было и с выкидыванием оборудования на улицу), потом очередь дошла до нас - до библиотеки.
Большое спасибо за надежду, что все же можно победить

"захватила камеральное помещение и переместила коллекции" - всё-таки это требует комментариев. В такой формулировке непонятно, почему война, что такого случилось. На помойку переместила?

НИГДЕ КРОМЕ, КАК В ГАЗПРОМЕ!

Чему ее на Охте научили,
Вот это вы с лихвой и получили.

Пелагея Марфовна

У замечательного поэта Вадима Черняка в записных книжках есть строка: «Ускоренные курсы авантюристов».
(Как про нашу рейдершу писано.)

http://www.vadim-cherniak.narod.ru/Cherniak-proza.htm

И еще вопрос - а зачем переместила? Ей потребовалось пустое помещение?

Все-таки очень непонятна вся эта ситуация.

Мне эта ситуация тоже не понятна. В Институте в кулуарах высказывалось мнение, что это -- реакция на разгромное обсуждение доклада Охтинской экспедиции на заседании Отдела палеолита 20 декабря. Я лично думаю, что это просто хамство, наглость и ощущение вседозволенности, а также абсолютная уверенность в собственной безнаказанности.

Нет, слава Богу -- не на помойку. Насколько мне известно, все было вынесено в открытый коридор, а помещения освобождены (под нужды Охтинской экспедиции?). Это -- вчерашняя информация. Что там происходит сегодня я не знаю. Вчера мне рассказали по телефону, что зам. директора ИИМК О.И.Богуславский был не в курсе того, на каком основании сотрудники группы охранной археологии заняли помещение чужой камералки и вынесли из нее в коридор коллекции материалов из раскопок Любина и Григорьевой. На вопрос Васильева, заданный «ликвидаторам» камералки (Соловьевой?) о том, на каком основании все это было сделано, был получен ответ: с разрешения Носова. При этом директор ИИМК Е.Н.Носов в настоящее время находится в больнице в Москве, так что не ясно -- то ли Соловьева звонила Носову в больницу, чтобы получить разрешение, то ли это разрешение было получено раньше, но оставалось нереализованным. Во всяком случае, о подобном распоряжении директора ИИМК подавляющее большинство сотрудников Института не знали.
Ну, а «почему война», как мне кажется, любому профессионалу ясно и без комментариев. Из помещений, закрывавшихся на ключ, в коридор (то есть – в открытое пространство) были вынесены коллекции находок. Гарантировать физическую сохранность этих материалов, а также их паспортизированность в такой ситуации невозможно в принципе. Подобное поведение группы временных сотрудников Института (срок договора истекает по окончании работ Охтинской экспедиции) объясняется двояко:
-- либо «дамской местью» начальника Охтинской экспедиции (руководителя Группы охранной археологии) за заседание Отдела палеолита 20 декабря; тогда это война методами коммунальной квартиры (пописать в чайник соседу!);
-- либо абсолютной уверенностью в собственной безнаказанности и вседозволеннгости; тогда это «хамство гопоты», санкционированное руководством Группы охранной археологии (начальником Охтинской экспедиции?).

Мда, всё это странно. Я-то спросил, потому что несогласованность действий - дело обычное, один знает, другой знает, третьему сказать забыли. Но если при этом всё делается без уважения - это и впрямь подозрительно.

(Удалённый комментарий)
Еще не знаю. Узнаю только к вечеру. Сегодня в Институте не был.

Искренне желаю Вам удачи!!!

(Удалённый комментарий)
Камералку вернули, коллекции опять размещены на своих местах. Вроде бы, ничего не успели депаспартизовать. Уже хорошо. Но это событие показало: Группа охранной археологии в ее нынешнем составе становится агрессивной, то есть -- потенциально опасной. В сложившихся условиях, когда существует риск захвата помещений, выышвыривания коллекций и т.п., большинство кадровых сотрудников ИИМК вряд ли смогут продолжать нормальную работу. И с этим надо что-то делать. Что касается Носова, то Господь с ним. Дай Бог Евгению Николаевичу скорее поправиться.

(Удалённый комментарий)
Соловьева -- кадровый сотрудник. Но ее компетентность в научной проблематике за пределами круга проблем, связанных с изучением мелкой пластики городища Ингынлы-тепе, вызывает у меня, после Охтинской эпопеи 2010 г. некоторые сомнения. Что касается Группы охранной археологии ИИМК, которую возглавляет Соловьева, то в составе этой группы работают люди, нанятые по договорам на время работ той или иной новостроечной экспедиции. Васильев назвал их «археологическими гастарбайтерами». Это достаточно жесткое определение, но, в целом, видимо, справедливое. Люди, составляющие Группу охранной археологии, большинством сотрудников ИИМК в качестве "сослуживцев" не воспринимаются. Не считают их сотрудникапми ИИМК и представители администрации: на Ученом совете 22 декабря О.И.Богуславский озвучил численность сотрудников ИИМК в 90 с небольшим человек, то есть -- без учета тех двух десятков сотрудников ГОА, которых на работу набирала лично Соловьева. Я прекрасно понимаю, что сотрудники ГОА всем обязаны Соловьевой, а осознание своей, так сказать, второсортности в пределах ИИМКа, безусловно, приводит к озлоблению в отношении кадровых сотрудников ИИМКа (так называемый "феномен люберов", то, что блистательно продемонстрировано в образе "бивней" из фильма Мамина "Бакенбарды").
Казус с камералкой -- это только вершина айсберга. Похоже, эти ребята не понимают, что газпромовские деньги кончились, и скоро их "благодетельница" не сможет оплачивать лично ею набранных сотрудников ГОА. И что тогда? Даже если Зав. ГОА начнет "откусывать" огромные куски чужих договоров (например, от работ на Кольском полуострове) для оплаты лично ей преданных сотрудников, этих денег все-равно не хватит. Куда в таком случае деваться «археологическим гастарбайтерам», тому же Суворову с его безнадежно испорченной репутацией, вот ведь в чем вопрос.

Забавная, действительно, ситуация. И на самом деле очень похожая на месть, мелкую, гадливую, пакостную. Деньги Газпрома кончились - значит надо хапнуть хотя бы помещение, за которое в ближайшем будущем можно будет не платить, но использовать. Но газпромовских денег в этом году было такое море, что можно было снять, купить огромное помещение для нужд камералки. На это либо ума не хватило, либо жадность помешала, не осталось денег на съем или покупку.
Если можно, обнародуйте, пожалуйста, стоимость работ 2010 года и через какую бухгалтерию, расчетный счет эти средства шли. Тогда всё станет предельно ясно.

Насколько мне известно, средства шли через бухгалтерию ИИМКа. Стоимость работ, то бишь -- сумма договора, мне точно не известна

  • 1
?

Log in